+7 (499) 653-60-72 Доб. 417Москва и область +7 (812) 426-14-07 Доб. 929Санкт-Петербург и область

Теория кафтана лужина

Теория кафтана лужина

Достоевского В романе Ф. Образ Петра Петровича Лужина позволяет понять, к чему может привести теория Родиона Раскольникова, если руководствоваться в своих поступках правом исключительной личности, которой позволено в этой жизни все. Внешность и убеждения Петра Лужина Внешний облик героя Лужин занимает определенное положение в обществе, выглядит значительно моложе своих 45 лет, имеет приятные черты лица, хорошо одевается. Несмотря на достаточно привлекательный внешний вид, Петр Петрович вызывает негативное восприятие у окружающих и читателей романа. Назвать такую ситуацию удивительной нельзя. Ведь убеждения и теории героя представляют собой верх эгоизма и безнравственности.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно!

Содержание:

Сочинение на тему: Образ Лужина в «Преступлении и наказании» Ф.М. Достоевского

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Клевета Лужина. Преступление и наказание

С тем же удивлением перевел и уставил потом глаза на самого Раскольникова, раздетого, всклоченного, немытого, лежавшего на мизерном грязном своем диване и тоже неподвижно его рассматривавшего. Затем, с тою же медлительностью, стал рассматривать растрепанную, небритую и нечесаную фигуру Разумихина, который в свою очередь дерзко-вопросительно глядел ему прямо в глаза, не двигаясь с места.

Напряженное молчание длилось с минуту, и наконец, как и следовало ожидать, произошла маленькая перемена декорации. Преступление и наказание. Художественный фильм 1969 г. А вам что нужно? Потом медленно потащился в свой жилетный карман, вынул огромнейшие выпуклые глухие золотые часы, раскрыл, посмотрел и так же медленно и лениво потащился опять их укладывать.

Сам Раскольников всё время лежал молча, навзничь, и упорно, хотя и без всякой мысли, глядел на вошедшего. Лицо его, отвернувшееся теперь от любопытного цветка на обоях, было чрезвычайно бледно и выражало необыкновенное страдание, как будто он только что перенес мучительную операцию или выпустили его сейчас из-под пытки. Но вошедший господин мало-помалу стал возбуждать в нем всё больше и больше внимания, потом недоумения, потом недоверчивости и даже как будто боязни.

Я Раскольников! Что вам надо? Гость внимательно посмотрел и внушительно произнес: — Петр Петрович Лужин. Я в полной надежде, что имя мое не совсем уже вам безызвестно. Но Раскольников, ожидавший чего-то совсем другого, тупо и задумчиво посмотрел на него и ничего не ответил, как будто имя Петра Петровича слышал он решительно в первый раз.

Неужели вы до сих пор не изволили еще получить никаких известий? В ответ на это Раскольников медленно опустился на подушку, закинул руки за голову и стал смотреть в потолок. Тоска проглянула в лице Лужина.

Зосимов и Разумихин еще с большим любопытством принялись его оглядывать, и он видимо наконец сконфузился. Настасьюшка, посторонись, дай пройти! Проходите, вот вам стул, сюда! Пролезайте же! Минута была так выбрана, что никак нельзя было отказаться, и гость полез через узкое пространство, торопясь и спотыкаясь. Достигнув стула, он сел и мнительно поглядел на Разумихина. Это вот его доктор сидит, только что его осмотрел, а я товарищ Родькин, тоже бывший студент, и теперь вот с ним нянчусь; так вы нас не считайте и не стесняйтесь, а продолжайте, что вам там надо.

Не обеспокою ли я, однако, больного своим присутствием и разговором? Лужин посмотрел на него вопросительно. Приехав сюда, я нарочно пропустил несколько дней и не приходил к вам, чтоб уж быть вполне уверенным, что вы извещены обо всем; но теперь, к удивлению моему… — Знаю, знаю!

Ну, знаю!.. Петр Петрович решительно обиделся, но смолчал. Он усиленно спешил сообразить, что всё это значит? С минуту продолжалось молчание. Между тем Раскольников, слегка было оборотившийся к нему при ответе, принялся вдруг его снова рассматривать пристально и с каким-то особенным любопытством, как будто давеча еще не успел его рассмотреть всего или как будто что-то новое в нем его поразило: даже приподнялся для этого нарочно с подушки.

Во-первых, было видно и даже слишком заметно, что Петр Петрович усиленно поспешил воспользоваться несколькими днями в столице, чтоб успеть принарядиться и прикраситься в ожидании невесты, что, впрочем, было весьма невинно и позволительно. Даже собственное, может быть даже слишком самодовольное, собственное сознание своей приятной перемены к лучшему могло бы быть прощено для такого случая, ибо Петр Петрович состоял на линии жениха.

Всё платье его было только что от портного, и всё было хорошо, кроме разве того только, что всё было слишком новое и слишком обличало известную цель. Даже щегольская, новехонькая, круглая шляпа об этой цели свидетельствовала: Петр Петрович как-то уж слишком почтительно с ней обращался и слишком осторожно держал ее в руках.

Даже прелестная пара жувеневских, перчаток [1] сиреневых, настоящих свидетельствовала то же самое, хотя бы тем одним, что их не надевали, а только носили в руках для параду. В одежде же Петра Петровича преобладали цвета светлые и юношественные. На нем был хорошенький летний пиджак светло-коричневого оттенка, светлые легкие брюки, таковая же жилетка, только что купленное тонкое белье, батистовый самый легкий галстучек с розовыми полосками, и что всего лучше: всё это было даже к лицу Петру Петровичу.

Лицо его, весьма свежее и даже красивое, и без того казалось моложе своих сорока пяти лет. Темные бакенбарды приятно осеняли его с обеих сторон, в виде двух котлет, и весьма красиво сгущались возле светловыбритого блиставшего подбородка. Даже волосы, впрочем чуть-чуть лишь с проседью, расчесанные и завитые у парикмахера, не представляли этим обстоятельством ничего смешного или какого-нибудь глупого вида, что обыкновенно всегда бывает при завитых волосах, ибо придает лицу неизбежное сходство с немцем, идущим под венец.

Если же и было что-нибудь в этой довольно красивой и солидной физиономии действительно неприятное и отталкивающее, то происходило уж от других причин. Рассмотрев без церемонии господина Лужина, Раскольников ядовито улыбнулся, снова опустился на подушку и стал по-прежнему глядеть в потолок. Но господин Лужин скрепился и, кажется, решился не примечать до времени всех этих странностей. Но, знаете, хлопоты!.. Имею к тому же весьма важное дело по моей адвокатской части в сенате.

Не упоминаю уже о тех заботах, которые и вы угадаете. Ваших, то есть мамашу и сестрицу, жду с часу на час… Раскольников пошевелился и хотел было что-то сказать; лицо его выразило некоторое волнение. Петр Петрович приостановился, выждал, но так как ничего не последовало, то и продолжал: — …С часу на час.

Приискал им на первый случай квартиру… — Где? Я и сам-то заходил по скандальному случаю. Дешево, впрочем. Изволите знать? Я был когда-то опекуном его… очень милый молодой человек… и следящий… Я же рад встречать молодежь: по ней узнаешь, что нового. Все эти наши новости, реформы, идеи — всё это и до нас прикоснулось в провинции; но чтобы видеть яснее и видеть всё, надобно быть в Петербурге.

Ну-с, а моя мысль именно такова, что всего больше заметишь и узнаешь, наблюдая молодые поколения наши. И признаюсь: порадовался… — Чему именно? Могу ошибаться, но, кажется мне, нахожу более ясный взгляд, более, так сказать, критики; более деловитости… — Это правда, — процедил Зосимов. А мы чуть не двести лет как от всякого дела отучены… Идеи-то, пожалуй, и бродят, — обратился он к Петру Петровичу, — и желание добра есть, хоть и детское; и честность даже найдется, несмотря на то что тут видимо-невидимо привалило мошенников, а деловитости все-таки нет!

Деловитость в сапогах ходит. Если же сделано мало, то ведь и времени было немного. О средствах и не говорю. По моему же личному взгляду, если хотите, даже нечто и сделано: распространены новые, полезные мысли, распространены некоторые новые, полезные сочинения, вместо прежних мечтательных и романических; литература принимает более зрелый оттенок; искоренено и осмеяно много вредных предубеждений… Одним словом, мы безвозвратно отрезали себя от прошедшего, а это, по-моему, уж дело-с… — Затвердил!

Рекомендуется, — произнес вдруг Раскольников. Наука же говорит: возлюби, прежде всех, одного себя, ибо всё на свете на личном интересе основано [2]. Возлюбишь одного себя, то и дела свои обделаешь как следует, и кафтан твой останется цел. Экономическая же правда прибавляет, что чем более в обществе устроенных частных дел и, так сказать, целых кафтанов, тем более для него твердых оснований и тем более устраивается в нем и общее дело.

Стало быть, приобретая единственно и исключительно себе, я именно тем самым приобретаю как бы и всем и веду к тому, чтобы ближний получил несколько более рваного кафтана и уже не от частных, единичных щедрот, а вследствие всеобщего преуспеяния. Мысль простая, но, к несчастью, слишком долго не приходившая, заслоненная восторженностью и мечтательностию, а казалось бы, немного надо остроумия, чтобы догадаться… — Извините, я тоже неостроумен, — резко перебил Разумихин, — а потому перестанемте.

Я ведь и заговорил с целию, а то мне вся эта болтовня-себятешение, все эти неумолчные, беспрерывные общие места, и всё то же да всё то же, до того в три года опротивели, что, ей-богу, краснею, когда и другие-то, не то что я, при мне говорят. Вы, разумеется, спешили отрекомендоваться в своих познаниях, это очень простительно, и я не осуждаю. Я же хотел только узнать теперь, кто вы такой, потому что, видите ли, к общему-то делу в последнее время прицепилось столько разных промышленников, и до того исказили они всё, к чему ни прикоснулись, в свой интерес, что решительно всё дело испакостили.

Ну-с, и довольно! Петр Петрович оказался настолько умен, чтобы тотчас же объяснению поверить. Он, впрочем, решил через две минуты уйти. Петр Петрович начал вставать со стула. Какая смелость! Какая решимость! А я говорю — неловкий, неопытный и, наверно, это был первый шаг! Предположи расчет и ловкую каналью, и выйдет невероятно.

Предположи же неопытного, и выйдет, что один только случай его из беды и вынес, а случай чего не делает? Помилуй, да он и препятствий-то, может быть, не предвидел! А как дело ведет? И ограбить-то не умел, только и сумел, что убить! Первый шаг, говорю тебе, первый шаг; потерялся! И не расчетом, а случаем вывернулся! Он, видимо, хлопотал о выгодном впечатлении, и тщеславие перебороло благоразумие. Вы слышали? Не говорю уже о том, что преступления в низшем классе, в последние лет пять, увеличились; не говорю о повсеместных и беспрерывных грабежах и пожарах; страннее всего то для меня, что преступления и в высших классах таким же образом увеличиваются и, так сказать, параллельно.

Там, слышно, бывший студент на большой дороге почту разбил; там передовые, по общественному своему положению, люди фальшивые бумажки делают; там, в Москве, ловят целую компанию подделывателей билетов последнего займа с лотереей, — и в главных участниках один лектор всемирной истории [3] ; там убивают нашего секретаря за границей, по причине денежной и загадочной [4] … И если теперь эта старуха процентщица убита одним из закладчиков, то и это, стало быть, был человек из общества более высшего, — ибо мужики не закладывают золотых вещей, — то чем же объяснить эту с одной стороны распущенность цивилизованной части нашего общества?

Точных слов не помню, но смысл, что на даровщинку, поскорей, без труда! На всем готовом привыкли жить, на чужих помочах ходить, жеваное есть. Ну, а пробил час великий, тут всяк и объявился чем смотрит… — Но, однако же, нравственность?

И, так сказать, правила… — Да об чем вы хлопочете? Раскольников лежал бледный, с вздрагивающей верхнею губой и трудно дышал. Извините меня, но я должен вам высказать, что слухи, до вас дошедшие или, лучше сказать, до вас доведенные, не имеют и тени здравого основания, и я… подозреваю, кто… одним словом… эта стрела… одним словом, ваша мамаша… Она и без того показалась мне, при всех, впрочем, своих превосходных качествах, несколько восторженного и романического оттенка в мыслях… Но я все-таки был в тысяче верстах от предположения, что она в таком извращенном фантазией виде могла понять и представить дело… И наконец… наконец… — А знаете что?

Несколько секунд длилось молчание.

С тем же удивлением перевел и уставил потом глаза на самого Раскольникова, раздетого, всклоченного, немытого, лежавшего на мизерном грязном своем диване и тоже неподвижно его рассматривавшего. Затем, с тою же медлительностью, стал рассматривать растрепанную, небритую и нечесаную фигуру Разумихина, который в свою очередь дерзко-вопросительно глядел ему прямо в глаза, не двигаясь с места.

Цель: выяснить значение образов Лужина и Свидригайлова в раскрытии образа Р. Оборудование: Репродукция картины В. Иллюстрации к роману Ф. Ход урока: 1. Вступительное слово учителя.

Вы точно человек?

В его произведениях даже второстепенные персонажи были выписаны ярко, зримо, значимо. Портрет Лужина Это господин лет сорока пяти, у него чин надворного советника в противовес бедному студенту — брату невесты Лужина. И какая же ирония, даже сатира звучала в таком обращении применительно к Петру Петровичу, который на самом деле внутренним, душевным благородством не блистал. Здесь ярко видна разница между внешним, присвоенным извне званием, описанием, портретом и настоящей внутренней сутью, которая является разительный контраст с портретом.

Петр Лужин: характеристика и образ героя

Одним из таких является Лужин Петр Петрович. Автор так изобразил его, что адвокат выглядит отражением Родиона, только в кривом зеркале. О бедных женах Адвокат берет в жены бесприданницу, бедную, однако образованную и умную Дуню Раскольникову, следуя принципам, изложенным в своей теории о бедных женах. Странно выглядит эта пара: жених невесту не любит, лишь желает облагодетельствовать по расчету; невеста, которая не задумывается, любит ли она Петра Петровича. Дуня жертвует собой, чтобы, выйдя замуж за обеспеченного Лужина, помочь брату и матери. Он решил, что жена ему нужна из бедной семьи, страдавшая, пережившая трудности, однако она должна быть умной и образованной.

ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Двойники и антиподы Раскольникова
Достоевский Ф. Психологические двойники Р.

Петр Петрович Лужин - жених сестры главного героя, имеющий к своим 45 годам высокий чин надворного советника и своеобразную жизненную теорию, благодаря которой он становится эдаким "теоретическим" двойником Родиона Раскольникова и глубже раскрывает образ бедного студента. Интересный факт: имя Петр означает "камень". В своем романе Достоевский описывает камень в квадрате, показывая тем самым, сколь мало человеческого в душе Лужина. Характеристика персонажа Лужин Петр Петрович Петр Лужин появляется перед читателем поначалу в письме Пульхерии Александровны Раскольниковой к сыну, где она описывает Родиону жениха сестры, как человека солидного, делового и благонадежного. Это нувориш, как сказали бы сейчас, поднявшийся "из грязи в князи" и чрезвычайно гордящийся этим. Человек невысокого образования, но достаточно острого ума смог пробиться высоко, считая себя равным тем, кто стоит выше по социальной лестнице, благодаря сколоченному состоянию. Те же, кто остался ниже уровня Лужина, воспринимаются им как недостойные. Его теория "целого кафтана" как нельзя лучше отражает сущность персонажа: чтобы собственный кафтан остался цел, не стоит размениваться на мелких людишек, а любить и блюсти только собственные интересы.

Цитаты Лужина из романа "Преступление и наказание" Достоевского

Возраст господина Лужина - 45 лет: "Правда, ему уже сорок пять лет... Это был господин немолодых уже лет, чопорный, осанистый, с осторожною и брюзгливою физиономией... Петр Петрович состоял на линии жениха. Всё платье его было только что от портного, и всё было хорошо, кроме разве того только, что всё было слишком новое и слишком обличало известную цель.

В чем суть теории лужина о двух кафтанах? Задайте вопрос юристу, Изложения и диктанты Сочинение по литературе. Психологические двойники Р.

.

Лужин придерживается "теории целого кафтана". Согласно этой теории, люди должны преследовать только свои личные интересы и "возлюбить.

Урок по теме "Родион Раскольников и его двойники". "Свидригайлов: загадка"

.

Психологические двойники Р. Раскольникова в романе Ф. М. Достоевского «Преступление и наказание»

.

Петр петрович лужин теория о целом кафтане реферат

.

В чём заключается теория Лужина в романе «Преступление и наказание» Достоевского

.

Преступление и наказание

.

.

Комментарии 0
Спасибо! Ваш комментарий появится после проверки.
Добавить комментарий

  1. Пока нет комментариев. Будь первым!

© 2019 opdag.ru